Валерий Савельев (vg_saveliev) wrote,
Валерий Савельев
vg_saveliev

Categories:

О будущем (часть четвертая)

И здесь мы подходим к более общему вопросу. Закончилась ли эволюция социума как системы?
В начале теоретической части я писал, что социум пока продемонстрировал нам две эволюционные формы – родоплеменную хозяйственную общину и территориальное военно-торговое государство. Однако хозяйствованием, войной и торговлей человеческие виды деятельности не исчерпываются. И если искусство, например, не имеет адаптационного значения собственно, а образовательно-воспитательная деятельность имеет только частично социальную форму (значительная часть этой деятельности осуществляется на индивидуальном уровне) и направлена скорее на действие с внутрисоциальной средой, то есть не является средством адаптации социума именно к окружающему миру, то научная деятельность вполне может рассматриваться как полноценная адаптационная деятельность. Только еще на данный момент не реализовавшая своего социально-адаптационного потенциала.


Для того чтобы научная деятельность проявила себя как адаптационная, ей нужно стать не только исследовательской, но также и непосредственно воздействующей на окружающую среду. Причем это воздействие должно носить иной характер, чем тот, что мы имеем в хозяйственной деятельности. То есть наука не должна производить предметы потребления, не важно, личного или производственного, потому что тогда она станет собственно хозяйственной деятельностью или элементом хозяйственной деятельности. Такую роль наука играет уже сейчас. Однако гипотетически науке по плечу более масштабные задачи. Например, можно предположить, что при помощи научной деятельности со временем будет изменен климат на планете. Причем работа с климатом будет отличаться такой степенью сложности, что свести ее к простому хозяйственному процессу окажется принципиально невозможно. То есть осуществлять такую деятельность смогут только ученые, а не техники и рабочие, на которых, в сущности, держится вся хозяйственная деятельность.

Приобретя подобные возможности, наука станет адаптационной силой в руках людей. Новый вид доминирующей адаптационный деятельности, соответственно, должен будет вызвать изменение форм социальной организации. Вот вам и продолжение социальной эволюции! И произойдет это не политическим и революционным путем, а достаточно мирно. Как только возможности науки дорастут до того, что она сможет приобрести адаптационный статус как самостоятельный вид деятельности.

Попытаемся представить себе облик этого научного социума будущего. Сделать мы это можем только путем экстраполяции. Нужно сравнить общину и государство. Что из общины и общинного устройства сохранилось в современном государственном социуме? Как трансформировалась социальная организация? Как изменились отношения людей и их самоощущение? Как будет выглядеть общественная жизнь, если представить себе, что есть в этих изменениях можно увидеть некие правила социальной эволюции?

Вообще, это конечно вопросы такой сложности, что для их разработки следует написать не одну научную работу. А если принять во внимание тот факт, что деятельностная интерпретация социума до сих пор развивалась только в плане хозяйственных основ и детерминант социальной жизни, то есть полноценного деятельностного описания ни родоплеменной общины, ни государства нет (так как все познается в сравнении, то если и родоплеменная община, и государство представляются обществами хозяйственными, значит, между этими типами обществ нет главного типизирующего различия, различия по структурообразующему, детерминирующему признаку, и они не могли быть правильно поняты и описаны), то выясняется сложность задачи. Впрочем, подумать на эту тему все равно интересно.

Итак, научная адаптационная деятельность должна будет развиваться как межгосударственная первоначально, и надгосударственная впоследствии. Что-то подобное произошло в свое время с общиной. Когда образовывались военные коллективы, они образовывались наряду с хозяйственными структурами, не конкурируя с ними и не пытаясь как-то изменить. Зато со временем, когда осуществление военной деятельности стало необходимо на постоянной основе, военная организация подчинила себе организации хозяйственной деятельности.

Здесь следует обратить внимание еще на один факт. Военная деятельность если и была первоначально общинной, то очень быстро стала межобщинной, то есть в состав военной организации входили члены более чем одной общины. Это вызвало в дальнейшем укрупнение социальных систем и преобразование общины. С одной стороны, уменьшение её до семьи, большой или малой. С другой стороны, укрупнение общины до поселения, к которому перешли адаптационно-деятельностные, идеологические и властно-политические функции. То есть именно поселение как территориальная организация по своей сути стало воевать, продуцировать идеологии, оправдывающие войны, и регулировать отношения между населением данной территории при помощи администрации, закона и силового принуждения несогласных. Хозяйственные функции семья и поселение поделили между собой. Так возникло государство как новая форма общественной организации.

Что-то подобное должно произойти с научной деятельностью. Уже сегодня существую научные коллективы, работающие на межгосударственной основе. Например, коллектив ученых вокруг Большого адронного коллайдера. Точнее, коллектив ученых так называемого ЦЕРНа (CERN) — Европейской организации по ядерным исследованиям. На орбите летает МКС - международная космическая станция. Или в Иордании запускается ускоритель элементарных частиц, на котором будут работать научный коллектив с участием ученых из Израиля и Ирана, Иордании, Палестинской автономии, Пакистана, Бахрейна, Египта, Турции, а также, вероятно, Ирака. Подобного рода организации и есть предшественники научного сообщества/научных сообществ будущего.

Теоретически ничто не мешает предположить, что может быть несколько таких организаций и сообществ на нашей планете. Однако, скорее всего, самостоятельное адаптационное качество научная деятельность приобретет только в том случае, если будет способна решать проблемы планетарного характера. Например, как уже говорилось выше, проблему климата и экологической стабильности на Земле. Это первое, что приходит в голову. Ну, может быть, создание планетного противоастероидного щита. Хотя, если это будет всего лишь вариантом системы противоракетной защиты, пусть и более сложного уровня, то ничего коренным образом не измениться. Другое дело, если для создания такого рода защиты придется привлекать энергетические ресурсы всего человечества, модифицировать и унифицировать его соответствующие системы, создавать единые средства контроля и управления, способные в нужный момент мобилизовывать эти ресурсы, не вызывая техногенных паралича или катастрофы, то тогда да, можно увидеть в этом деятельность планетарного масштаба. Совместные космические полеты как таковые, например, служить основой для возникновения научных обществ не могут. Нет нового качества. Это либо очередные исследовательские, либо торговые в конечном итоге экспедиции. Либо одного, либо нескольких государств, не важно.

Нужно помнить о том, что как военная и торговая деятельностные системы не отрицают хозяйствования, так и научная деятельность планетарного масштаба не будет отрицать предыдущие виды деятельности. И это не совсем хорошо! Возникает естественный вопрос о военной деятельности. И вариантов может быть несколько. Но хочется думать, что военная деятельность потеряет свое значение, отомрет как первый и дикий способ решения проблемы перераспределения ресурсов между социумами и людьми. Вероятно, военная деятельность сохранится как полицейская и потеряет свое адаптационно-доминантное значение. В этом качестве останется только торговля. Так как даже при условии установления контроля над климатом, например, вряд ли речь будет идти о климатической унификации. А значит останутся разные климатические зоны, разные ландшафты и разные ресурсные условия проживания людей. Обмен в таких условиях сохранит свое значение.

А раз будет торговля, то будут и государства. В ином, преображенном виде. Возникновение государства, как мы помним, не привело к полному уничтожению общины, которая частично сохранилась как семья, а частично преобразовалась в поселение. Можно предположить, что государство, с одной стороны, уменьшится до масштаба отдельных поселений или их взаимосвязанных поселенческих торгово-хозяйственных комплексов, а с другой стороны, передаст часть своих полномочий по управлению на уровень новой социальной формы. Тогда получится, что люди, с одной стороны, живут хозяйственно-бытовыми семьями, затем объединены в территориальные торгово-хозяйственные комплексы с определенным торгово-хозяйственным устройством, идеологической общностью и властно-политическим центром, а наряду с этим все принадлежат к некоему единому научному социуму с новой системой общественного контроля и управления. Однако это, видимо, не будет новая властно-политическая система. Ведь тогда это будет всего лишь новое государство, пусть и планетарного масштаба. Но планетарного государства быть не может по определению, ибо государство существует не для организации жизни внутри социума, а для организации жизни социума в условиях противостояния другим внешним социумам на базе торговой, или военной деятельности, как способа использования хозяйственных возможностей данной территории для доступа к ресурсной базе других социумов.

А вот как все это будет работать – загадка!
Вряд ли научное общество будет управлять жизнедеятельностью на уровне отдельных государств. Ведь государство не управляет жизнедеятельностью семей. Скорее, государства будут включены в систему, за счет готовности мобилизовать часть своих ресурсов и участвовать в создании и эксплуатации научно значимых объектов. Научный социум будет занят своими программами научных адаптационных работ и, с точки зрения своих потребностей, вмешиваться в хозяйственную и торговую деятельность. Кроме того, вероятно, что социум будет воздействовать на государства с точки зрения стабилизации идущих в них процессов, и с тем же смыслом вмешиваться в межгосударственную жизнь. Ну, как развитое государство запрещает ведь кровную вражду между семьями, например. Правда, тогда получается, что научное общество должно будет обладать какими-то средствами принуждения, в том числе полицейскими силами. Впрочем, они не обязательно должны иметь центральное подчинение. Возможно ведь воздействие при помощи полицейских сил тех государств, которые не пытаются противостоять существующему порядку. Но это означает, что политический процесс в масштабах планеты будет продолжаться.

Кстати, в любом случае управленческий центр у этого общества будущего должен существовать. И на демократической основе. Может быть, что-нибудь вроде нескольких палат: палаты государств, палаты граждан и палаты ученых. То есть властно-политическая система будет. Значит, будет и система идеологическая. То есть мы возвращаемся к триаде: подсистема деятельности, в данном случае научной; подсистема идеологическая, то есть определения социальных смыслов и статусов; подсистема властно-политическая, то есть управленческая. Хотя весьма вероятно, что должны быть и еще подсистемы. Нет, это опять получается государство! Все должно быть как-то не так. И политической власти быть не должно. Потому что, собственно, политическая власть другим занимается. Она занята, по большому счету, распределением материальных ресурсов общества – между деятельностными организациями, группами и индивидами. В то время как об этом вопрос стоять уже не будет, этот вопрос должен решаться определенным образом на уровне государств. Научное общество заберет свободные ресурсы и пустит их на научную адаптацию к природной среде. И сделает это четко определенным способом на основе имеющегося знания. Которое, видимо, не будет предполагать альтернативных вариантов.

То есть, если, условно говоря, мы определенным образом контролируем погоду, то для этого нужно определенное количество средств и ресурсов: на работу, на исследования, по данной теме. Это не вопрос политики, это вопрос возможностей и профессиональной компетенции. Здесь не о чем спорить неспециалистам. Для этого не нужно мнение народа! Это вопрос не политический, а технико-технологический. Не нужны сложные властно-политические институты. Достаточно научной иерархии и авторитета в группе специалистов данной области знания. В общем, очень даже интересно получается!

Образовательно-воспитательная деятельность в новом обществе будет переподчинена научному социуму, так же как сейчас она контролируется и направляется государством.

Сохранятся ли социальное деление и социальная иерархия? Вероятно! Но может быть, она будет построена на очевидных признаках более профессионального, деятельностного, а не второстепенного социального характера?! Научную квалификацию ведь не унаследуешь!
Итак, можно надеяться, что государство сохранится, но перестанет быть таким отчужденным и приблизиться по своему масштабу к территориальному комплексу, связанному непосредственными торгово-хозяйственными зависимостями. Что военная деятельность перестанет существовать, сохраняясь только в полицейских функциях на уровне государств – поселений. Что социальная иерархия на макроуровне возвратится к своей исходной профессиональной основе. Может быть, она сохраниться на уровне государств. Что управление и образование-воспитание перестанут основываться на политике, а в их основание ляжет компетенция.

Поскольку государства останутся, постольку среди них будут возможны торговые войны. В рамках государств сохранятся властно-политические и идеологические отношения. Государства, вероятно, сохранят способность, как укрупняться, так и терять часть территории. Только происходить это будет исключительно политическим путем, без военного насилия.

В государстве продолжат свое существование сложные имущественные отношения, социальная конкуренция, социальное неравенство и прочие прелести современной общественной жизни. Можно только надеяться, что они не будут чреваты такими фатальными результатами, как сегодня. Деятельностным содержанием государственной жизни останется чередование периодов внешнеторговой экспансии и внутренней торговли.



Tags: будущее, прогнозирование, теория Савельева, футурология
Subscribe
promo vg_saveliev январь 10, 2016 17:00 129
Buy for 30 tokens
Обоснование прогноза не дам, это уведет далеко в сторону. Просто изложу. С 2014 года Российское государство вступило в новый экономический (точнее, деятельностный) цикл. Он продлится с 2014 по 2098-2107 год. Первые 31 год этого периода займет реорганизация старой модели и переход к новой.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments