Валерий Савельев (vg_saveliev) wrote,
Валерий Савельев
vg_saveliev

Как я не поучаствовал в социологическом опросе. Быль.

2012_06_28_14_17_28

Стою на своей торговой точке в парке, никого нет. Ни покупателей, ни прохожих, полная тишина.
Вдруг вижу, движется к точке сосредоточенная грузная женщина с какой-то папкой в руке. Целенаправленно, но с какими-то явно непостыми намерениями. Так, думаю, это еще что за инспектор на мою голову?!
Но нет, это не по части торговли. Оказывается, ко мне подошла дама-социолог в процессе полевой работы. Ее задача - найти респондентов, тех, кто согласится отвечать на вопросы.

Задача не простая, между прочим. Я с такими дамами постоянно сталкиваюсь в другом месте, рядом со станцией метро "Проспект Мира". Почему-то это любимо место опросов проходящей публики у "Ромира", кажется. Ходят они со своими планшетами и вяло, как-то даже безнадежно пристают к окружающим.

Но моя оказалась из более серьезной организации. И имела настырно-недоброе выражением лица, в отличие от попадавшихся мне ранее добродушных, всегда готовых легко согласиться с отказом  женщин. "Не ответите на вопросы?" - спрашивает.
Первая моя реакция: "Нет, не отвечу!". Хотя мотивировать нечем. Сказать, что я спешу - не могу, потому что стою на месте и людей вокруг нет. Только знакомая сидит на заднем плане и разговаривает со своей собачкой. Рассказывать о том, что живет во мне естественное недоверие к этим уличным вопрошателям и профанации социсследований - долго и как-то занудно. Однако совсем уж отвернуться неудобно, приходится поддерживать разговор. Дама видит мои сомнения и настаивает, поддавливает. Тогда я поинтересовался, чей опрос. Имя "ВЦИОМ" все решило.
"Надо отвечать, - думаю. - Вроде серьезная контора, социальный долг опять же и собственная заинтересованность. Я ведь даже в блоге иногда пишу об опросах ВЦИОМа ".
"Хорошо", - говорю, - отвечу. А о чем вопросы?"
Дама сообщает, что про интернет, и пока я думаю что хорошо,  что  есть о чем сказать, деловито начинает процедуру. Записывает фамилию, имя, отчество и просит телефон. Я даю, хоть мне и кажется, что это немного слишком. "Зачем, - задаю вопрос, - телефон-то?"
"Это, - говорит дама с некоторым неудовольствием, - чтобы вам позвонили и проверили, отвечали вы мне или нет".
Мне кажется, что она вполне готова попросить меня помолчать, не задавать ненужных вопросов, а просто ждать и отвечать, что спросят. Такая атмосфера. А сам думаю, что контроль - это хорошо. И с любопытством жду, какие вопросы будут задавать про интернет.
Однако тут опросный процесс неожиданно и безнадежно зашел в тупик. Поинтересовавшись, в этом ли районе я живу, дама с негодованием обнаружила, что я не местный. Потому что живу я сейчас в центре Москвы. Гамму чувств моей дамы передать трудно. Она разозлилась на меня, на ВЦИОМ, на парк и, кажется, на всю свою жизнь. Но нет препятствий для русской женщины. "Вы, - сказала она мне, - вот что. Вам позвонят, а вы скажите, что живете в этом районе, хорошо?" И внимательно так на меня посмотрела.
"Нет, - говорю. - Не хорошо".
Я ведь вообще стараюсь не врать. А тут, просто так, на ровном месте, мне предложили поучаствовать в фальсификации общественного мнения. Что я, как публицист и социолог-теоретик, категорически не одобряю. Ничего этого я ей, конечно, говорить не стал. Но отказался твердо.
"Вам, - сказала она мне неприязненно, - какая разница?"
"Как какая? - удивился я. - Не хочу я врать. И вообще это нехорошо".
"Да ладно, врать, - недовольно заметила дама. - Что тут такого?" Но тут ей в голову пришла новая мысль, и она переключилась на другую тему. "Я, - сообщила женщина, - сейчас перезвоню, может быть, это не обязательное условие". После чего посмотрела на меня, оценила обстановку и стала отходить, в раздражении и тревоге набирая номер. Мне даже показалось, что она начала говорить что-то типа "Только вы никуда не уходите", но сразу поняла, что это будет излишним, и замолчала.

"Какая она неприятная, - сказала моя знакомая. - Их там должны учить с людьми разговаривать".
"Да, ладно, - легко простил я социологине ее поведение. - Им ведь нелегко, знаете. Люди отвечать не хотят, а материал где-то брать надо. Ходить, уговаривать - не каждый может. Эту даму явно мучает ее зависимость от прихоти респондентов. Очень, кажется, властная тетка. И вообще, пофигистка. Сама бы все заполнила. Платят им там сдельно, что ли?"
"Тем более, - говорит моя знакомая, - должна уметь с людьми разговаривать".

Она вернулась не сразу. Походила кругами, поймала пару человек, но, как мне думается, ничего от них не добилась. И снова как бы пошла мимо меня.
"Что, - спросил я ее участливо, - не хотят отвечать? Нелегко вам, полевым работникам!"
"Я, - сказал дама, - специально в парк пришла. У метро встанешь - там каждый второй не местный. Думала, будут гулять только свои, жители. Подхожу к паре, а они из Химок приехали! Из Химок! Идиоты".
"Зря вы так, - удивился я. - Может быть, они бывшие местные, недавно переехали. Или друзья у них тут. Или парк нравится. Да мало ли всяких личных обстоятельств? Что ж вы так сердитесь?"
"Эти, - раздражается дама еще больше, - из Химок. Этот - из центра. Ну, вы ладно, у вас работа. А эти?". В общем, ругать несчастных жителей Химок она готова была бесконечно. Однако задача требовала решения, и она предприняла еще одну атаку. "Не передумали, - серьезно посмотрела она на меня. - Что вам стоит сказать, что вы местный?"
"Да почему я должен врать? - возмутился я. - И вообще, вы саму идею социологического опроса порочите. Не хочу я участвовать в подтасовке. Люди должны правду знать, в конце концов!"
Ответ ее меня потряс, если честно. Вы ни за что не догадаетесь, что она сказала.
"Вы хоть раз в проведении социологического опроса участвовали? - многозначительно проговорила она, разворачиваясь, чтобы уйти. - Вот поучаствовали бы, так знали бы". И пошла, с раздражением на меня, опрос, судьбу и идиотов-респондентов. Которые не знают, что социологический вопрос - это когда опросчик заполнил всеми правдами и неправдами опросные листы, а не когда он сделал все, чтобы выяснить подлинное общественное мнение.

А вы говорите, ответственность, честность, гражданское общество!
Совершенно обыкновенный человек.
Ничего ей не угрожает, никто ее не мучает и не пытает.
Но она готова врать просто так, для удобства, в любой момент.
Помните, как это было в СССР на собраниях. "Сами себя задерживаем!",  "Давайте заканчивать, все равно от нас ничего не зависит!", "Давай, поднимай руки, и по домам!".
Проблема даже не в том, что есть какой-то особый стратегический замысел организаторов, для воплощения окторого они заствляют зависимых людей лгать. Проблема в том, что людям все равно. Строй изменился, а они все те же. И мотивированны даже не какой-то специальной выгодой, а простым личным удобствам. Сделать дело как попало, хоть как-нибудь, и перевернуть страницу.
Вот такое гражданское общество прежнего, ненадлежащего качества, так сказать.
И что тут можно сделать? Что вы такой женщине сможете объяснить?



Tags: общественое мнение, опросы, социология
Subscribe
promo vg_saveliev январь 10, 2016 17:00 129
Buy for 30 tokens
Обоснование прогноза не дам, это уведет далеко в сторону. Просто изложу. С 2014 года Российское государство вступило в новый экономический (точнее, деятельностный) цикл. Он продлится с 2014 по 2098-2107 год. Первые 31 год этого периода займет реорганизация старой модели и переход к новой.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments