Валерий Савельев (vg_saveliev) wrote,
Валерий Савельев
vg_saveliev

Categories:

"Правое дело": соображения о перспективах. Партийно-политическая система.

Итак, у нас есть новая правая партия. Очень хочется знать, какая судьба её ожидает. На что можно опереться, прогнозируя политическое будущее «Правого дела»?

Можно провести персоналистический анализ, то есть попытаться спрогнозировать будущее партии, основываясь на том, что известно о её лидерах. Однако здесь как-то сразу возникает не очень радужная картина: Леонид Гозман – из зашедшей в тупик СПС; Георгий Бовт – бывший редактор журнала, хоть и интересный журналист;  в плане успешности только Борис Титов, наверное, может характеризоваться нейтрально или даже положительно. Но в действительности ориентироваться только на биографию трудно, нужно как минимум немного посмотреть на их деятельность в новом качестве. И вообще, слишком много факторов остается скрытыми. Чего они хотят? Что у них из этого может получится в принципе? Каковы условия, им поставленные? Будут ли они соблюдать договоренности? Много, много неизвестного.

Можно попробовать использовать один из способов традиционного политологического анализа, то есть опереться на слухи о планах Кремля. Однако слухов пока не так много. Всем известно, что это кремлевский проект. Видимо, одной из целей создания «Правого дела» являлся раскол СПС и возвращение лояльных его членов в политику при условии разрыва с членами, тяготеющими в оппозиции (неизбежный раскол СПС на прокремлевцев и оппозиционеров я прогнозировал после думских выборов!). Однако на тему того, как деятели из Кремля видят задачу и перспективу партии, слухов пока практически нет.

Мало что способны дать и мнения собственно политиков. Ценность таких высказываний совсем не велика, ибо нельзя ждать справедливого и объективного мнения от конкурентов, даже если эта конкуренция не кажется никому серьезной.

Я попытаюсь дать прогноз, основываясь на своем представлении о классификации партий, о положении на российском партийно-политическом поле и тенденциях политического развития, которые определяются социально-поколенческими циклами истории России.

Итак, партии, согласно их идеологиям (и соответствующим политическим действиям), бывают националистическими, этатистскими (государственническими), либеральными и демократическими. Националистические и этатистские партии будем считать левыми, либеральные и демократические – правыми. Левые партии – коллективистские, правые – индивидуалистские.

В социальной практике чистые идеологии и бескомпромиссная политическая деятельность приживаются плохо, поэтому возникают  промежуточные идейно-политические виды. Для простоты отношение политико-идеологических типов лучше отобразить графически.

Реальные взаимоотношения партий зависят от периода истории и конкретной политической ситуации. Наверное, можно считать, что есть одно общее правило: чистые виды идеологий и соответствующих политик не объединяются! Либералы не сливаются с демократами, этатистами или националистами (и наоборот) в единую партию. Сотрудничество, блоки, фронты и т.д. – возможны (это, кстати, показал бесконечный объединительный процесс СПС и «Яблока», закончившийся полным фиаско).

Например, либералы могут сотрудничать с демократами, имея ввиду блок против этатистов и/или националистов. Равно как и националисты могут сотрудничать с этатистами против правых партий. Это будет блокировка правых против левых, или левых против правых.

В другом случае либералы могут сотрудничать с этатистами против националистов. Однако сотрудничество с этатистами против демократов уже проблематичнее. Впрочем, оно тоже возможно.

Современные российские партии соотносятся со схемой следующим образом.

На крайне левом фланге дозволенной политики находится ЛДПР. ЛДПР – партия интересная. Общая политико-идеологическая ориентация этой партии совершенно не соответствует классическим понятиям, на которые указывают слова, составляющие ее название. Видимо, ее следует классифицировать как партию этат-националистическую. Возможно, как объединение этат-националистов и национал-этатистов.

Коммунисты (КПРФ) – партия этатистская собственно, традиционные государственники. Левые (не путать с социал-демократами). Социум един, допускать его распада из-за частного индивидуализма нельзя, желателен контроль государственной власти над всеми сколько-нибудь значимыми проявлениями человеческой жизнедеятельности, иначе все кончится распадом, крахом, хаосом и бардаком. И все это в значительной степени на базе марксистско-ленинско-брежневского круга идей: ну, там, рабочий класс, советский народ, царство труда, смерть буржуям. В этой партии есть люди, придерживающиеся национал-этатистских воззрений, то есть государственники с националистическим уклоном. В партии присутствуют и государственники с либеральным уклоном, допускающие отдельные социальные свободы как средство общественного развития. Каков их вес – судить трудно. Это было бы видно, получи коммунисты власть.

За политико-идеологическую нишу коммунистов борется «Справедливая Россия». На словах она претендует быть социал-демократической партией, однако вряд ли её можно считать таковой. Социал-демократия – явление сначала демократическое, а только после этого и только в связи с эти - социальное, тогда как справороссы исповедуют скорее сначала социализм - как примат общего над индивидуальным, а затем уже социалистическую демократию как способ подчинения индивидуального общему. Причем современный отечественный вид этой демократии их вполне удовлетворяет. Только вот сроки властно-политического цикла их не очень устраивали, во имя демократии хотелось «Справедливой России», чтобы власть отчитывалась и переизбиралась пореже. Для укрепления демократичности всей, так сказать, властно-политической системы.

Соотношение этатистских фракций в «Справедливой России» хотелось бы выяснить, это интересный вопрос. «Родина» была явно национал-этатистской партией, пенсионеры – патриархальные государственники, Миронов в лице «Российской Партии Жизни» представлял главным образом некоммунистически ориентированных этатистов, то есть государственников, не желающих опираться на марксистско-ленинскую традицию. Каков там удельный вес либерал-этатистов – вопрос отдельный. Дело в том, что либерал-этатисты сегодня - довольно распространенное явление, и связано это с особенностями переживаемого Россией периода.

Исторически Россия движется слева направо. Причем левыми были не только коммунисты, левым, как это ни парадоксально звучит, было царское правительство. В рамках длительного времени царский властно-политический строй опирался попеременно то на этатизм, государственничество, то на национализм. Социал-демократия в России, разделившись на большевиков и меньшевиков, фактически распалась на этатистов и демократов, так как большевики, поставив во главу угла укрепление государственной власти в виде диктатуры пролетариата, хотели увидеть новую, народную, рабочую демократию, а создали всего лишь индустриальную интерпретацию абсолютистской власти, режим всевластия, опирающийся не на крестьянство и деревню (царская Россия), а на рабочих и города (коммунистическая Россия). Сейчас мы, наконец, совершили рывок из этатизма в либерализм, из коллективизма в индивидуализм, из левых в правые. Но властно-политическая система действительно не может в длительной исторической перспективе «стоять на одной ноге». Второй ногой для либерализма может быть одна из соседствующих идеологий, этатизм или демократизм. Поскольку демократической традиции у нас в России нет, что такое демократия, если это не подчинение меньшинства большинству и не сплочение в организации по указке сверху, мы не знаем, постольку демократизму как миропониманию, идеологическому типу, переложенному на российскую почву, еще только предстоит вырасти из нашей же действительности. Это требует не только времени, это требует еще и перехода через либерализм. До того, как мы пройдем либеральную фазу развития, никакой демократизм, который возникает исторически как способ преодоления негативных сторон этого самого либерализма при сохранении правого, индивидуалистского фундамента общественного устройства, невозможен. А до тех пор, пока демократизм не вызреет, реальной парой либерализма способен быть только этатизм. Со всеми вытекающими последствиями. И, соответственно, с большим количеством либерал-этатистов. Которых хватает и на КПРФ, и на «Справедливую Россию», и даже на «Единую Россию».

«Единая Россия» в этих условиях – правая либеральная партия со значительным левым уклоном. Либеральные консерваторы. Основной идеологией её является этат-либерализм, государственнический либерализм. То есть свободы, главные из которых – свободная инициатива и свободная деятельность – приоритетны, но в современных условиях общество на одних только свободах стоять не может. Нет навыков, нет традиции, нет институтов, которые не дали бы свободе обернуться хаосом, бардаком и беспределом. В такой грустной реальности свобода должна быть где-то ограничена, а где-то запрещена властью. То есть такой контролируемый либерализм, свободы при осознании пользы некоторой несвободы. Мне это совсем не нравиться, но куда же деться от реальности. В общем, этат-либерализм, он же консервативный либерализм. Способный совместить и до известной степени примирить либерализм, то есть идею свободы, с этатизмом, который утверждает идею взаимозависимости, контроля и порядка. Не демократического, а государственного, выраженного в контроле властном. Потому что власть, как думается этатисту, лучше знает, как надо, ибо смотрит сверху. В этом есть кое-какой резон. Но разбирать этот вопрос не здесь и не сейчас. В данном случае можно ограничиться констатацией. Итак, в «Единой России» мы видим преимущественно этат-либералов. Однако есть здесь и либерал-этатисты, то есть государственники с представлением об известной полезности либеральных начал. Вероятно, есть здесь и некоторое количество чистых, беспримесных либералов, верящих в свободу и её созидательную, в том числе упорядочивающую силу. 

Вполне возможно, что длительно существующие партии обществ, существующих на либерально-демократической базе, вообще возникают на полюсах, как союз полюсных политико-идеологических групп. Либералы, этат-либералы и либерал-этатисты объединяются вначале, демократ-либералы и либерал-демократы и демократы– в конце. Получается что-то вроде Республиканце и Демократов в США, Консерваторов и Лейбористов в Великобритании, блока ХДС/ХСС  и Социал-демократов в Германии. По крайней мере, в современной России происходит сегодня именно такой процесс.

«СПС» была партией, в которой находились сначала как чистые либералы (Чубайс, Гайдар) и демократ-либералы (Немцов, Хакамада, Белых), так и этат-либералы (Кириенко). Этат-либералы ушли первыми, но это не было существенной потерей, так как в партии всегда преобладала позиция чистых либералов, либералов собственно. Однако в то же время партия всегда тяготела к демократизму. Такова родовая черта русских либералов, они еще с царских времен всегда были немного народниками. Однако народ народом, но либеральная идея как таковая мало благоприятствует народному благу. Что и показали в свое, еще доэСПСовское время, Гайдар с Чубайсом, например, сначала бросив народ выплывать в условиях дикого рынка, а затем проведя ваучерную приватизацию, абсолютно ничего не давшую народу, и залоговые аукционы. Честно говоря, свобода и народное благо вещи мало совместимые, только в самой общей перспективе, так как свобода – шаг на пути к демократии. Но это тема для отдельного разговора. Итак, союз либералов и демократ-либералов продлился долго, но все-таки кончился наконец. После вторых проигранных выборов стало понятно, что эти две силы ориентируются на разные полюса, в то время как роль посредника играть не могут. Либералам вполне по пути с либерал-этатистами. Зато демократ-либералы могут идти только одной дорогой с либерал-демократами и демократами. Которых собралось на этом полюсе к сегодняшнему дню уже достаточно много.

«Яблоко» всегда было партией собственно демократической. Именно это никогда не оставляло шансов на объединение «Яблока» и СПС. Ну не могут чистые демократы и чистые либералы жить под одной крышей. Они настолько же разные, как понятия «свобода» и «регулирование». Конечно, «регулирование» это не «контроль» и «директивное управление», но все же, это что-то из вне, что-то, стоящее над… Свобода не может регулироваться, свобода может только «саморегулироваться», а это нечто другое. Демократизм – простая идеология, очень трудная в реализации. В основе демократизма – не победа большинства над меньшинством, а обеспечение прав меньшинства (меньшинств) в условиях преобладания большинства. Создание условий для всех. Учет интересов всех. И, если нужно (а это, к сожалению, действительно оказывается необходимым), ограничение свободы ради этого. Демократизм не может быть насажден сверху, так как он держится прежде всего на самоорганизации. Меньшинство можно защищать только тогда, когда оно сделало хоть какой-нибудь шаг по своей самоорганизации, когда оно выявило себя. В этом смысле демократия исходит из того, что нужно давать ход тому, что уже идет, а не организовывает движение на пустом месте. Последнее – это уже патернализм, этатизм, от представления о том, что кто-то знает лучше, что этот кто-то – власть, что люди – это народ, нуждающийся в организации. Демократизм так не считает. Не верит демократ и в целительство свободы. Свобода всегда оборачивается поляризацией, притеснением, доминированием. Однако и подавлять эти процессы тоже нельзя, ибо тогда прекратиться саморазвитие. Движение нужно регулировать, давая двигаться маленьким, слабым, другим... «Яблоко» пыталось быть той силой, которая защищает эти принципы. Поэтому Явлинский всегда был против союза с Гайдаром и Чубайсом как чистыми либералами. Поэтому объединительные процессы всегда имели опору в либерал-демократах, с одной стороны, и в демократ-либералах, с другой. И именно на этом политико-идеологическом участке выросло движение «несогласных».

Продолжение следует

18 ноября 2008, 8.40

Tags: Правое дело, демократизм, либерализм, национализм, партии, партийно-политическая система, этатизм, этнонационализм
Subscribe
promo vg_saveliev январь 10, 2016 17:00 129
Buy for 30 tokens
Обоснование прогноза не дам, это уведет далеко в сторону. Просто изложу. С 2014 года Российское государство вступило в новый экономический (точнее, деятельностный) цикл. Он продлится с 2014 по 2098-2107 год. Первые 31 год этого периода займет реорганизация старой модели и переход к новой.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments